MobilArt Limited :: Contemporary Art Trading  
 

  ICQ-консультант




Адвокатские страницы -> ВЕРХОВНЫЙ СУД ЗАПРЕТИЛ ТАЙНЫ

Верховный суд запретил тайны

Вчера председатель Московского городского суда Ольга Егорова сообщила корреспонденту "РГ", что намерена бороться с излишним засекречиванием процессов. Это не просто столичная инициатива, а общая тенденция: руководители судебной системы уже несколько лет добиваются большей открытости и доступности правосудия.

Накануне Госдума приняла в первом чтении законопроект о прозрачности судебной системы, разработанный Верховным судом. Согласно проекту предлагается публиковать все судебные акты в открытом доступе в Интернете. Любой человек сможет получить в суде копию того или иного судебного акта. Кроме того, граждане получат право знакомиться с биографиями судей и получать подробную информацию о деятельности судов. Отдельной строкой прописаны правила работы с прессой.

Представляя документ, зампред Верховного суда Василий Нечаев активно убеждал депутатов, что эта законодательная инициатива позволит гражданам пользоваться не догадками и домыслами, а получать информацию из официальных источников. А это, в свою очередь, повысит доверие россиян к судебной системе.

Проблема в том, что на местах отнюдь не все судьи и прокуроры восприняли идею прозрачного правосудия близко к сердцу. Сегодня обвинение часто использует секретные документы, чтобы закрыть процесс по каким-то своим причинам. Например, когда доказательная база слаба и следователю не хочется, чтобы об этом писала пресса. Или просто ради того, чтобы лишняя шумиха не нервировала прокуроров. В Мосгорсуде решили бороться с тайнами, включаемыми в дело ради самих тайн.

- Мы обязаны закрыть процесс, если в деле есть какие-то секретные документы, - сказала Ольга Егорова. - Однако нужно обратить внимание на то, насколько бывает оправданна эта секретность. В судебной практике был прецедент, когда один из судов вернул дело прокурору в связи с тем, что в материалах был документ под грифом секретно, не имевший по сути таких сведений. Позже Верховный суд оставил это постановление без изменений, признав тем самым его законность. Таким образом, следствию стоит подходить к этому вопросу очень внимательно. А если суд заметит необоснованность засекречивания, то он, разумеется, вправе вернуть дело прокурору.

Естественно, суд не может открыть все двери. Есть процессы, действительно связанные с гостайной. Не для лишних глаз подробности в делах об изнасиловании, педофилии и тому подобном. Но судебная система, по словам ее руководителей, постарается избежать излишней закрытости. К тому же, хотят того судьи или нет, будут закрывать процессы или открывать, пресса все равно будет писать о громких делах. Поэтому руководство Верховного суда требует от всех региональных судов устанавливать нормальные рабочие контакты со СМИ. Как сказала корреспонденту "РГ" руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева, на сегодняшний день количество журналистов, постоянно взаимодействующих с пресс-службой Мосгорсуда насчитывает более ста человек, это корреспонденты российских и зарубежных изданий, и коль скоро журналист формирует в своих материалах общественное мнение, судьи должны проявлять инициативу и поддерживать диалог с журналистами.

Кроме того, как сообщили в Мосгорсуде, в ближайшее время в прокуратуру будут возвращены все уголовные дела, по которым подсудимые находятся в бегах, возможно, это подстегнет следствие к более активному розыску преступников.

По словам Ольги Егоровой, зачастую подсудимые даже не прячутся, живут дома, ходят на работу. Но следствие не торопится найти таких "беглецов", опасаясь, что обвиняемые будут оправданы. Либо доказательства слабы, либо защита у подсудимых сильна, но и закрывать дело нельзя. В таком случае искать граждан могут всю жизнь. Это выгодно правоохранительным органам, которые уже доложили о раскрытии и отправили дело в суд. Выгодно подсудимым, потому что, как бы ни была сильна защита, неизвестно, как дело обернется. Невыгодно только судьям, которых обвиняют в волоките. Возврат дел заставит правоохранителей или активней искать подсудимых, или требовать заочных процессов.

По мнению Ольги Егоровой, доказали свою эффективность суды присяжных.


Владислав Куликов
"Российская газета"
13.02.08